Егыфка
Меня осенило, когда я анализировала историю с пикабу про дядю-бизнесмена и его работницу - гениального менеджера.

Работнице в должности управляющей магазином сильно и несправедливо нахамила тётка-уборщица - аж до слёз довела, да ещё и извинений потребовала. Дядя, успокаивая работницу, всё уговаривал её пойти и извиниться, а девушка с ним соглашалась: да, я сама их разбаловала, это моя вина, я извинюсь.

Дядиному племяннику сильно поплохело от этой сцены. Мне, надо признать, тоже. Как это так - она неправа кругом, она моя подчинённая, а извиняться буду я?! Вот лично я - упрусь, но извиняться не буду. Никогда не просила прощения с самого раннего детства - всё спускала на тормозах: сначала молчание, потом двумя фразами перекинулись, потом выровнялось.

Это та самая гордыня, которую ругает "Библия" (или кто там описал эти семь грехов?). Это та самая гордыня, про которую неоднократно писала Проститутка Кэт. Это та самая гордыня, которую я видела лично: человек, обозвавший "лохушкой" человека, у которого украли кошелёк, через два дня потерял кошелёк сам. (Да, в этом есть моя вина, я после той "лохушки" сказала, что нехорошо так говорить; и да, я откровенно злорадствовала, когда узнала продолжение.)

Психологически описывается просто: когда я сам себе говорю, что я лучше, я перестаю за собой следить. На примере кошелька: я даже мысли не допустил, что у меня тоже могут пропасть вещи; я не проследил за своими вещами, не перепроверил лишний раз, потому что был в себе уверен; кошелёк я посеял. Никакой кармы и мистики.

Но я не об этом, а о том, как победить проявления гордыни. Для этого самомнение необходимо возвысить до небес.

Украли кошелёк у другого туриста? Я - небожитель. Я - выше этого. Ничего не скажу про эту ситуацию вслух.

Надо извиниться перед противной тёткой? Господи, да кто она и кто я? Я - небожитель. Я опытнее и умнее. Все подчинённые знают, что я опытнее и умнее. Начальство знает. Все знают. И если этой убогой так нужны мои просьбы о прощении... Там, вроде, убогих надо не обижать и милостыню подавать им. У небожителей запасов полно, милостыни не жалко. Даже если и унизительно... ну, когда чсв в условных единицах равняется паре десятков - потеря одной заметна. Когда - паре тысяч или миллионов... Простите Христа ради, Марьиванна.

Дон Хуан, правда, учит, что чсв вообще должно быть равно нулю - чтобы некуда было падать и проще было жить, но на такие пируэты я пока неспособна. Увы, конечно.

@темы: мысли