Егыфка
Он был циничен так, как бывают циничны самые настоящие романтики, у которых от чувств и фантазий кипит кровь. Он прекрасно осознавал, что жизнь - прекрасна и удивительна, даже когда бьёт тебе по голове, и всегда старался скомпенсировать это своё внутреннее розово-сопливое ощущение грубостью, скептицизмом и похабщиной. Ну и, чего греха таить, в других людях реализм и трезвый взгляд на вещи его всегда привлекал. Но вот какой нюанс: о его внутреннем романтизме не знал практически никто (один лучший друг, да ещё пара догадывались), поэтому для окружающих он оставался приземлённым мрачным пессимистом.

Занзас. Проекция.

@темы: реборн, писанина