Егыфка


До скорой встречи

- Красивая пара, - непроизвольно вырвалось у провожавшего их взглядом паренька.

Они не блистали, не излучали радость и счастье, а неслышно шли по серой улице, растворяясь в тумане, сливаясь с силуэтами деревьев.

Она при всей своей полноте и высоком росте легко умела быть незаметной, носила бледные платья в пол и брезговала макияжем. Такая неброская внешность выгодно подчёркивала его взлохмаченные элитным парикмахером волосы и аристократически тонкие руки.

Когда он привёл её в дом, мама плакала. Папа, впрочем, ничего не сказал.

Они вместе шли на работу - пешком, обоим было недалеко, - и в тесный продуктовый вечером. По выходным гуляли в парках, летом на речке, иногда заглядывали в кино или, если были гастроли из Москвы, в театр.

Он ни разу не скучал по гламурным тусовкам и шикарным клубам - единственный верный друг из прошлой жизни соглашался посидеть и на тесной кухне. У неё никогда не было подруг.

От неё оставалось странное, мутное, как от плотного тумана, впечатление: на расстоянии десяти метров ничего не разберёшь. Скрытность, немногословность и невнимание к людям превратят тебя в непостижимого одиночку. Наверное, она смогла бы жить и одна, и не лезла бы по ночам на стены.

Он тоже не планировал заводить семью: притягательный, молодой парень, душа компании, богат, имеет положение в обществе - жить в своё удовольствие и на полную катушку! Но он выбрал прогулки пешком и тишину в двушке на четвёртом без лифта - показной лоск слетел с его улыбки от одного её появления.

"Он играется", - ревниво цедили сквозь зубы его бывшие пассии, глядя из окон "Феррари", как он встаёт на цыпочки, чтобы поправить прядь её волос. "Перебесится, найдёт подходящую", - утешала себя мама (папа всё ещё молчал).

"Чё ты в нём нашла?" - сплюнул её отец, познакомившись с будущим зятем.

Он мог бы ответить им всем, разом. Ей же осталось только непривычно улыбаться и опускать долу глаза.

Папе не объяснить, что, если смотреть на него искоса, сбоку, в тот момент, когда он уверенно ведёт улём по бумаге или скальпелем по мёртвому телу, можно увидеть, как карие глаза наливаются ядовито-алым, как в нём вспыхивают древние, позабытые силы, готовые развиваться и чуть что - вырваться на волю, в мир, сломать его ко всем чертям.

Она любила мировую историю (единственная четвёрка в аттестате среди трояков) и древние сказания - и точно знала, что с этой силой делать. И знала, что только верная и правильная жена сможет сберечь и его, и его талант.

Они растворялись в тумане: он нёс пакет с мукой и маслом, она - новое издание Младшей Эдды. Они ничем не отличаются от миллионов таких же.

Пока не отличаются. До скорой встречи.

@музыка: Russel Allen And Jorn Lande - The Great Divide

@темы: писанина